Кричали на репетициях и помогали студентам деньгами

Кричал на репетициях и помогал студентам деньгами

«Человек из Ла-Манчи», «Театр времен Нерона и Сенеки», «Трамвай« Желание »- постановщик этих и других гремящих по Москве спектаклей, главный режиссер Театра. Маяковский Андрей Гончаров (1918- 2014) летом часто приезжал в Серебряный бор на дачу. О выдающемся режиссере «СЗ» рассказал Анатолий Скорякин, художник из Щукина, служивший на Маяковке в 1976–1982 годах.

Вулкан человек

Гончарова за вспыльчивость звали Нестовым, он был вулканом: нервничал, кричал на репетициях, мог даже уволить. А заодно взял и устроил что-то вроде пансионата на своей даче в Серебряном бору, в большом доме на 3-й линии напротив Нижнего озера. Здесь жили артисты театра и студенты актерско-режиссерского курса, который он преподавал в ГИТИСе. Кто-то приезжал на пару дней, кто-то жил неделями.

— Андрей Александрович вообще был очень внимателен к людям, — говорит Анатолий Скорякин. — Студенты его мастерской рассказали, что когда репетиции закончились поздно, метро перестало ходить, он дал им деньги на такси до Трифоновской, где было общежитие. Правда, они все равно гуляли, а на следующий день на эти деньги хорошо поужинали.

Никаких скоплений

Анатолий Скорякин пришел в Театр. Маяковский в 1976 году, до этого работал в театрах Саратова, Свердловска, Челябинска.

Первым спектаклем, в котором он появился на сцене, была «Мысль британской женщины».

— Британский — это деревня на Украине, там был такой спектакль про Гражданскую войну, — рассказывает артист. — В то время этот спектакль был для Гончарова горящим: накануне он уволил двух актеров за пьянство. В результате обнажилась роль персонажа, о нем в пьесе сказано, что он герой, который возьмет на плечи жернов и трижды разнесет по кузнице. Гончаров посмотрел на меня: «Как думаешь, будешь носить?» — «Я возьму, Андрей Александрович».

Он ценил, когда все делалось сразу, без раскачки и в полную силу.

«Я уйду, а тут кто-то заводится»

Выступления Андрея Гончарова были хорошо известны за рубежом, ему неоднократно предлагали ставить спектакли в Европе и США.

— Он отказался: он не хотел покидать театр даже на короткое время, — говорит Анатолий Скорякин. — Он сказал: «Ага, я уйду, а потом какой-то — вот следовало имя режиссера театра, известного своими эпатажными постановками, — начнут». И в целом он был прав: театр требует единоначалия и постоянного контроля. Кстати, я тоже однажды воспользовался отсутствием основного на спектакле.

«Клерки не читают проповедей»

Долгое время на Маяковке шел спектакль «Аристократы» по пьесе Погодина — о жизни в колонии, где перековываются классовые враги.

— Евгений Лазарев играл начальника колонии, а я диакона, который не хотел отказываться от веры, — вспоминает Скорякин. — Спектакль разыгрывался много раз, но ошибки никто не заметил: диаконы не читают проповедей, это не их приказ. Однажды на выездном спектакле в Театре оперетты, когда Гончаров был болен и его жена Вера Николаевна тоже не поехала, я сказал Лазарёву: «Давайте исправим это дело». И мы так играли.

Начальник колонии: «За что служите? За проповедь против советской власти »?

Диакон, заключенный: «Вы должны внимательнее прочитать донос на меня. Там написано, что я читаю проповеди, но клерки не имеют на это права. «

Публика была в восторге.

«Кто это сказал, Чехов?»

Есть люди, для которых вы хотите записаться. Гончаров был одним из них.

«Я каждый день понимал, с каким человеком я был, — говорит Анатолий Скорякин. — У меня всегда были с собой блокнот и ручка. Он что-то говорит о роли или ходе пьесы, и я это записываю. Однажды он спросил: «Что вы там все пишете?» — «Андрей Александрович, я сторонник вашего подхода к театру, хочу ничего не забывать». — «А что ты сегодня записал?» Я перевернул страницу и прочитал: «Слова — не что иное, как причудливые узоры на полотне поведения». — «Что я сказал?» — «Ты. И еще одно: «Правдоподобие — не всегда правда, и не всегда жизненная правда — художественная правда». — «Это Чехов?» — «Нет, Андрей Александрович, это ты». — «И много чего записано?» — «Пишу каждый день». Одно время была идея — сделать книгу на основе этих записей. Сейчас я использую их в своей педагогической деятельности, когда работаю с молодыми актерами.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Zeen Social Icons