Почему суд ЕС загоняет Польшу в российскую газовую ловушку

Почему суд ЕС загоняет Польшу в российскую газовую ловушку

Европейский суд в Люксембурге обязал Польшу платить Евросоюзу ежедневный штраф — 500 тысяч евро в день. Такая сумма взимается с Варшавы за каждый день нарушения постановления суда ЕС, запрещающего добычу угля на шахте Турова в Богатыни, на которую приходится около 7% производства электроэнергии в Польше. Его закрытие грозит потерей работы пяти тысячам человек, а предварительный ущерб всей экономике оценивается в 13,5 миллиарда злотых, что составляет 3,75 миллиарда долларов. Туры «с 21 мая 2021 года».

Конфликт Польши с Чехией начался, когда Прага подала жалобу в суд ЕС. Чехи обвинили поляков в расширении угольной шахты в приграничных районах, что привело к критическому падению уровня грунтовых вод. Прага считала, что расширение завода вызовет проблемы с водоснабжением и нанесет ущерб окружающей среде в приграничных районах. А 21 мая суд ЕС удовлетворил ходатайство Чехии, приказав немедленно приостановить добычу на Туровском руднике до тех пор, пока обе страны не найдут выход из ситуации. В ответ Варшава решила отказаться от исполнения решения суда и назвала такие действия вмешательством в обеспечение безопасности страны.

В конце концов, ситуация будет разрешена закрытием этой угольной шахты, считает политолог Марат Баширов. Но Польша выторгует субсидии на этот энергетический переход. Варшава не сможет противостоять энергетической политике Евросоюза. Поэтому сейчас начнется длительный торг, «будут определены временные интервалы, когда предприятие будет ликвидировано». Поляки будут давить на то, что они нарушают энергетический баланс своей страны, и это правда. А огромное количество людей, которые останутся без работы, придется переквалифицировать и переквалифицировать. За все это Евросоюз даст им деньги, сказал эксперт.

— У поляков есть три альтернативы: нестабильный источник — энергия ветра, заправочная станция или атомная электростанция. Польша обсуждает с США строительство пяти атомных энергоблоков, но срок строительства каждого из них составляет несколько лет, в результате получение первой энергии маячит на горизонте через десять лет. А АЗС можно построить за два-три года, тем более что парогазовые установки производит немецкая компания Siemens, поэтому Германия заинтересована в этом конфликте, пояснил Марат Баширов.

Польский кошмар заключается в том, что у Варшавы нет другого выхода, кроме как получать газ из России. На это работает новая энергетическая стратегия Евросоюза, согласно которой угольные электростанции и, если возможно, атомные электростанции закрываются по всему континенту, что приводит к развилке такой политики. Единственные, кто сопротивляется, — это французы и венгры.

Марат Баширов

Политолог



<p><noscript><img alt= Польский кошмар состоит в том, что у Варшавы нет другого выхода, как только она получит газ из России. На это работает новая энергетическая стратегия Евросоюза, согласно которой угольные электростанции и, если возможно, атомные электростанции закрываются по всему континенту, что приводит к развилке такой политики. Единственные, кто сопротивляется, — это французы и венгры.

«ratio =» 1/1 «src =» https://static.life.ru/publications/2021/9/21/265975287298.78888.jpg «loading =» lazy «class =» styles_root__3MXhb «>

Польский кошмар состоит в том, что у Варшавы нет другого выхода, как только она получит газ из России. На это работает новая энергетическая стратегия Евросоюза, согласно которой угольные электростанции и, если возможно, атомные электростанции закрываются по всему континенту, что приводит к развилке такой политики. Единственные, кто сопротивляется, — это французы и венгры.

«ratio =» 1/1 «src =» https://static.life.ru/publications/2021/9/21/265975287298.78888.jpg «loading =» lazy «class =» styles_root__3MXhb «>

Он также отметил, что потребителей ЕС заставляют покупать российский газ. Второй крупный трубопроводный источник, Норвегия, как раз отказывается от транзита газа, считая, что их экономика должна быть восстановлена ​​и не зависит от продажи сырья. Теперь на выборах победила Лейбористская партия, которая находится в конфликте с газовой отраслью, несмотря на то, что приносит большие деньги в бюджет страны.

— В Польше уголь доминирует в производстве электроэнергии и составляет около 70%. Для Варшавы это болезненный вопрос, поскольку придется заменить более половины мощностей, — сказал Александр Фролов, эксперт Института национальной энергетики. — Когнитивный диссонанс поляков, борющихся с зависимостью от России, которым в результате подобных событий придется в полтора раза увеличить потребление газа. А это сводит на нет все усилия по диверсификации производства в сторону независимости от нашей страны.

Поскольку производство энергии из возобновляемых источников снизилось, цена на газ выросла, что привело к росту цен на энергию для конечных потребителей, и те страны, которые сохранили добычу угля, решили вернуться к ней. В Германии и Польше все еще есть угольные электростанции, тем более что значительная часть угля поступает от их собственных производителей, что приводит к двойному мультипликативному эффекту. То, что называется «Мы хотим съесть себя». Евросоюзу это очень не нравится, настаивая на устранении таких производств. Ведь Европа не хочет вкладываться в модернизацию угледобычи и доводить свои выбросы до уровня газа, отметил эксперт.

Zeen Social Icons