Ян о статусе чемпиона, его команде и возможности перехода в другой дивизион

«Мне не нужна большая популярность»: Ян о чемпионском статусе, своей команде и возможности перехода в другой дивизион

После выигрыша пояса чемпионата UFC, вы должны помнить, что вы — профессиональный спортсмен, и вам не нужно опрыскивать ненужное общение. Об этом заявил в интервью RT новый обладатель легчайшего веса Питер Ян. Боец рассказал, почему он считает борьбу с Хосе Альдо самым сложным в его карьере, отметил важность хорошо подобранной команды, а также объяснил популярность единоборств в Сибири и на Кавказе.

— Вам удалось восстановиться после победы? Или пресса и фанаты еще не отдыхают?

— Да, теперь свободного времени стало больше, потому что вам не нужно думать о бое, противнике, поясе, о том, какая ответственность лежит на вас. Я отдыхаю, потому что знаю, что отлично справился со своей работой. Конечно, журналисты задают много вопросов, но я стараюсь их отфильтровать. Я всегда найду немного свободного времени для тех, кто был там в начале моего путешествия в UFC. А с остальным у меня нет желания общаться. Мне не нужна большая популярность, я к ней не стремлюсь.

Также по теме

Российский боец ​​UFC Петр Ян
Второй чемпион России по истории: Ян нокаутировал Альдо и выиграл титул UFC в легчайшем весе

Россиянин Петр Ян победил бразильца Хосе Альдо на UFC 251, который проходил на острове Бой в Абу-Даби ….

— В любом случае, ваш новый статус предполагает повышенное внимание со стороны болельщиков, рекламные обязательства, общение с прессой, что часто отнимает энергию и отвлекает от тренировочного процесса. Как вы собираетесь бороться с этим аспектом, чтобы быть чемпионом?

— Да, ответственности больше, надо брать на себя обязательства. Но я постараюсь держать себя в фокусе. Я понимаю, что я должен защищать пояс, а это значит, что я должен сделать много работы. Поэтому заранее оговариваю, когда у меня будет свободное время для определенных событий. Я стараюсь не отставать от всего и не забываю, что я профессиональный спортсмен.

— Вы намерены провести тур с поясом чемпиона по городам Сибири. Вас приглашали другие регионы или даже страны?

— других стран — нет. Что касается России, я понимаю, что такой тур требует времени. Именно поэтому, прежде всего, я хотел бы посетить города, где я тренировался. Я делаю это не ради СМИ, мне нужно встречаться с молодыми людьми, парнями, которых я знаю или которые смотрят на меня. Это действительно важно для меня.

— Вы с Хосе Альдо жили в одном отеле. Вам удалось поболтать после боя?

— Нет, я его не видел. Я пересек дорогу с его командой, они поздравили меня с моей победой. Я думаю, что мы оба уважаем друг друга. Борьба оказалась очень жесткой и бескомпромиссной, как я и ожидал. Я понял, что к моей весовой категории пришел человек, чтобы взять то, что принадлежит мне. Если я даю моральную слабость, они будут наезжать на меня.

— Можно ли сказать, что это был ваш самый сложный бой в UFC?

— Я так думаю, со многих точек зрения. Это психологический момент, и условия, в которых он прошел, и тот факт, что на карту поставлен пояс в лучшей лиге мира. Все это создало дополнительное давление. Кроме того, я чувствовал ответственность перед людьми, которые были вокруг. В конце концов, я такой человек, который любит все контролировать. Для меня важно, чтобы каждый член команды поддерживал общую энергию, выполняя свои обязанности.

— Кто за что отвечает?

— Джон Хатчинсон — тренер по боксу. Мы работаем с ним полтора года. Он очень приятен мне как человеку, потому что он всегда делает свою работу с душой. Менеджер Саят Абдрахманов решает вопросы со СМИ, отвечает за график. Алексей всегда знает, куда нам нужно идти. Борец Денис Лаврентьев и кикбоксер Ильяс Хамзин помогают мне в тренировочных и силовых гонках. Они мои друзья, мы вместе уже несколько лет. Диетологи UFC работают над моим питанием.

Приятно, что в команде есть баланс. Главное, чтобы мне было удобно с окружающими меня людьми. Иногда меня спрашивают, почему я не еду в США. Но я тренируюсь на Тайгер Муай Тай в Таиланде, Екатеринбурге и Омске. И он выиграл на этом конкретном багаже. Если что-то работает, зачем это менять?

— На «Бойцовском острове» вы встречались со своим прошлым соперником Юраей Фейбером. О чем ты говорил с ним?

— Да, я знал, что на турнире он станет вторым для одного из бойцов. Обсудили бой, планы на будущее, соперники. Юрайя поздравил меня и пригласил меня к себе.

Также по теме

Чемпион России по легкому весу UFC Петр Ян
В ожидании своего Макгрегора: кого выберет UFC в качестве соперника Яне для первой защиты чемпионского титула

Новоиспеченный чемпион UFC Питер Ян стал одним из самых желанных соперников для представителей самого легкого дивизиона. Алжамен Стерлинг …

— Если вы получите предложение перейти в другое подразделение, вы бы предпочли перейти в полулегком весе или спуститься до самых легких?

— Наверное, я бы поднялся до более высокой категории. Если бы я захотел, я бы тоже похудел, но мне это не интересно. Я хочу испытать себя против более сильных и более опасных противников. Я понимаю, что психологический фактор и технические аспекты играют важную роль в таких битвах.

— Раньше вы жаловались, что ваши соперники игнорировали вас, но теперь каждый из них пытается бросить вам вызов сам. Насколько приятно видеть такой поворот событий?

— Конечно, приятно, когда люди стоят в очереди за мной. Теперь они нуждаются во мне больше, они хотят взять мой пояс. Поэтому бойцы побегут, постараются привлечь внимание. И посмотрим, кто и что говорил раньше, как они себя вели. И уже из этого мы будем опираться при выборе следующего противника.

— Практически в каждом бою в UFC вы выходили с травмами. Вы были совершенно здоровы перед боем с Альдо?

— Нет, с физической точки зрения я не чувствовал себя на 100%. Но мысленно я был готов на 150%, я был настроен, мотивирован и заряжен за хороший бой.

— В ночь перед боем сотрудники Антидопингового агентства США (USADA) пришли в ваш гостиничный номер. Насколько оправдан такой поздний визит?

— Да, это был необоснованный поступок с их стороны. Мы приспосабливались к американскому времени, поэтому пробуждение было назначено на 4 часа утра. Допинг-офицеры пришли в 10 часов вечера, тогда я уже спал. Это было очень неприятно, так как тесты обычно берутся уже на арене. Я думаю, что либо UFC и USADA имели соглашение, либо они сами не понимали, что это не было принято.

— Как бы вы оценили организацию и меры безопасности на «Бойцовском острове»? У вас создалось впечатление, что вам пришлось пройти слишком много тестов на коронавирус?

— Все работало очень плавно и аккуратно. Проснулся, поехал на место. Вам не нужно думать о том, что вы будете есть или пить, все выдано. Также мне понравилась атмосфера. Что касается тестов, я не думаю, что их было слишком много. Лучше защитить себя, чем не заметить. Везде были разные маски, антисептики, посторонние не пускали.

— Хочешь вернуться?

— Да, конечно, если представится такая возможность, я бы провел здесь свои бои. Кстати, впервые мне пришлось выступать без зрителей. Сложно было предсказать, как этот момент повлияет на меня, поскольку большая аудитория зрителей обычно добавляет мотивацию. Но мне было комфортно, я хорошо слышал подсказки командования и сразу реагировал на них.

— Вам удалось пересмотреть бой?

— Да.

— Складывалось впечатление, что бой нужно было остановить уже в первом раунде …

— В первом раунде я ударил Альдо в печень так сильно, что он даже закричал. Затем он начал добивать его, но времени оставалось мало. Да и рефери был терпелив и в любом случае позволил бы сопернику «жить». За вторые пять минут я пропустил много неприятных низких ударов по нижней части ноги. Если честно, мы упустили этот момент в подготовке, хотя знали, что Хосе обычно наносит такие удары по бедру. Но это был хороший опыт. Теперь я знаю, что нужно обращать внимание на все.

— Почему ты не ударил его в тело во втором раунде?

— В соответствии с планом, в течение первых двух раундов мне приходилось толкать и давить на него, работать на его ногах, пытаясь ударить его в живот, чтобы остановить дыхание, заставить его промахнуться, заставить его выйти из себя. Мне пришлось изменить позицию, потому что я ударил ногу. Да, мне снова пришлось найти боевую дистанцию, но я все еще продолжал идти.

— Что делает тебя непобедимым?

— Это, наверное, тяжелая работа, которая приносит свои плоды. Кроме того, своего рода боевое ядро, своего рода талант. В моменты, когда вас сбивают с толку, и вы не можете делать то, что должны были сделать, вам нужно сосредоточиться. Наверное, у меня это тоже есть. Это называется боевой IQ. Это проявляется, когда вам дают противника. Вы оба готовитесь, изучаете друг друга, важно уметь перестраиваться, чтобы не пропустить удар в решающий момент.

— Может, это сибирское упрямство и закаливание?

— Да, они тоже много мне дают. Я пережил много разных ситуаций, драки, но здесь я работаю, я зарабатываю на жизнь. Это означает, что к этому нужно подходить серьезно и развиваться. Нет предела совершенству, и в каждом аспекте еще есть над чем работать. Например, за ударную технику, за борьбу. Готовясь к каждому бою, мы стараемся что-то добавить. Я молод, и у меня есть возможности расти, я буду стараться прогрессировать.

— Почему в боевых искусствах России лидируют два региона — Сибирь и Кавказ?

— Я думаю, что это все об условиях. В Сибири много самородков, ребят, которые хотят чего-то достичь, стать кем-то, чтобы вырваться из рутины. Почему это для того, кто имеет все, кто всегда полон? Вы должны быть готовы к сумасшедшей работе, к постоянным ограничениям, к дисциплине. То же самое с Кавказом. Это идеология, образование. Ребенок с детства не курит и не пьет, а ходит в спортзал. Я хотел бы видеть больше людей с такими взглядами.

Ваш адрес email не будет опубликован.