Жадность Фургала была уничтожена. Как Амурсталь был потрошен в Хабаровском крае

Вконтакте

Я смотрю на монитор, и перед моими глазами появляются не строки, а видео, появившееся в Интернете сразу после ареста Сергея Фургала. В кадре Сергей Иванович Фургал, ругающий своих подчиненных за оплачиваемое питание в школах. Не губернатор, а, можно сказать, отец. Он кормит детей за счет государства, и для этого он идет в рисовую повозку. Одно обидно. Обидно, что они не сняли видео об истории амурстальского завода. Вернее, не об истории, а о такой нормальной схеме в стиле 90-х годов. На деньги, изъятые у этого предприятия, можно было накормить все население Хабаровского края бесплатным питанием. И больше года. Как вы думаете, Сергей Иванович Фургал на заседаниях Госдумы только покусывал пластиковые стаканчики и ждал окончания этих самых встреч? Ничего подобного. Кто там для решения региональных проблем, если не человек с богатым прошлым и сильными связями в Москве? И Сергей Фургал решил один из этих вопросов. Правда, по принципу «ты за меня, я за тебя», который диктовал ему жадность.

Во Владивостоке есть Амурстальский завод, на котором работают три с половиной тысячи хабаровчан. Завод был на грани закрытия, и Фургала попросили найти инвестора. Для Хабаровска, трех с половиной тысяч безработных, это серьезная проблема, а точнее даже удар.

Был найден и возглавлен человек с деньгами и желанием помочь региону и заработать деньги. Извините за сленг, но без него нет пути. Почему он был ведом? И потому, что вопрос инвестиций в малонаселенные районы является больным вопросом, сотканным из нитей недоверия. И личная гарантия в этом случае ценится не меньше, чем документы. Это звучит так.

— Сережа, это не сработает, что я буду преследовать за тобой, чтобы получить вложенные деньги? — спрашивает инвестор.

— Что ты такое? Я решаю любые вопросы там. Пенни не пропадет, старик. А если оно исчезнет, ​​то мы сделаем из украденного один оборот в миллионы.

Фото © ТАСС / Новодережкин Антон

Это то, что они решили. Правда, инвестор в лице Павла Бальского вложил только треть своих средств в покупку амурстальского завода. Остальные деньги были выделены банками. Естественно, под залог всего движимого и недвижимого имущества предприятия. Сумма сделки составила почти 2,5 миллиарда рублей. Именно здесь начинается самое интересное, а именно цифра, показывающая распределение акций. Как ни странно, 25% принадлежали жене Фургала Ларисе Павловне Стародубовой, а еще 25% принадлежали верному другу Фургала, члену партии Николаю Мистюкову, который переехал из квартиры в следственный изолятор чуть раньше, чем его старший друг. Этот член ЛДПР также подозревается в организации заказных убийств. Команда Бальского была отстранена от управления заводом. И Павел понял, что если он начнет протестовать, встреча с Богом может произойти намного раньше, чем крайний срок жизни. Но это не все.

Печи накаливания Амурстали производили тысячи тонн продукции, что не мешало заводу уходить в глубокий минус. Ущерб оценивается в три миллиарда рублей. А ты говоришь школьное питание. Да, за такие деньги Фургал мог угощать весь город в ресторанах раз в неделю. Но щедрость не является сильной стороной бывшего главы Хабаровского края. Хотя…

Люди, которые трясут Хабаровск, сейчас явно тратят не свои деньги на эти мероприятия. Много потрачено на это. И поэтому. Фургал и его коллеги хорошо знают, что у следствия есть не один шарик, а целая коробка цветных шариков, нити которых нужно распутать. И получится макраме из этих нитей — вы будете в ужасе. Здесь и убийства, и кражи в особо крупных и мошеннических схемах, и уклонение от уплаты налогов. И прежнее окружение живет только мыслью: «Следующее — это я».

Возьмем советника Фургала Захара Синяговского, который сначала бросился в Москву заручиться поддержкой друзей и единомышленников в Либерально-демократической партии, а теперь сидит на перерыве в Хабаровске. И таких много как Синяговский. Когда дело находится под контролем высших должностных лиц государства, вы все равно думаете о своем будущем. Особенно если он окрашен в серо-кровавые тона. Они останавливают кого-то и приводят кого-то к новым «поступкам». Поэтому Сергей Фургал забыл о высказывании девяностых: «Нельзя зарабатывать все деньги в мире». Это точно. Но термин «жадность и беззаконие» может быть отправлен на несколько жизней вперед.

Ваш адрес email не будет опубликован.